Представлены книги иконописца Андрея Жарова

Презентация книг иконописца Андрея Жарова состоялась 6 декабря в духовно-просветительском центре Феодоровского собора. Были представлены подготовленные им и недавно вышедшие издания "Восковая живопись от античности к современности" и "Мастерская иконописи Жаровых: энкаустика, восковая живопись", а также иконы, выполненные в техниках восковой живописи.

Открывая встречу, настоятель протоиерей Александр Сорокин рассказал, что Андрей Жаров живет в Белоруссии, но в Санкт-Петербурге бывает регулярно. Презентация не случайно проходит в Феодоровском соборе, поскольку художник трудился в нем как иконописец. В нижнем храме он ассистировал архимандриту Зинону (Теодору), расписывая орнамент на окнах. Это редкий случай, когда отец Зинон что-то кому-то перепоручал. Он консультировал помощника при издании книг, о которых пойдет речь на презентации. В верхнем храме Андрей Жаров написал ряд икон вместе с отцом, художником Павлом Жаровым.

Ведущая, профессор Института живописи, скульптуры и архитектуры Академии художеств Нина Кутейникова, отметила, что не так часто в художественном мире появляются книги, связанные с техникой и технологией, далеко не все соблюдают технологию, и это приводит к тому, что недавно созданные иконы и росписи уже требуют реставрации. Говоря об энкаустике, Нина Кутейникова подчеркнула, что есть несколько человек, которые утверждают, что только они владеют этой техникой, но Андрей Жаров действительно провел исследование и написал об этом книгу. Все, кто видел его работы, сразу понимают возможности этой техники. Выход книги особенно важен, поскольку до этого книги по энкаустике выходили в 1970-е годы, они во многом устарели.

"Выход этой книги для меня очень важен, - отметил иконописец. - Несколько десятилетий я изучаю восковую живопись, и мне открываются все новые ее грани. Работа с отцом Зиноном вдохновила на использование этой техники иконописания. Она очень удобная, выразительная, в будущем имеет большие перспективы. Читатель узнает про применение этой техники в античности. В книге приводятся тексты на языках оригинала и их уточненные переводы. Уделено внимание и возрождению интереса к энкаустике - сначала в Европе XVIII века, потом и в России. Для Санкт-Петербурга эта тема особенно актуальна, поскольку здесь сохранилось немало памятников восковой живописи. Изучением и распространением этой техники занималась, в частности, Академия художеств. Повторю вслед за отцом Александром, что не случайно презентация проходит именно здесь: нижний храм Феодоровского собор стал уникальным объектом, где энкаустика выступает как основная техника. Живая вера отца Зинона вдохновляла меня. Он щедро делился своими находками, мыслями о подходе к иконописи, о том, как совершенствовать современное иконописание".

Реставратор Светлана Большакова рассказала, что при реставрации Спасо-Преображенского собора Валаамского монастыря пытались создать воскоклеевую темперу. Технику создать не удалось, получилось больше похоже на фреску. Было множество исследований техники энкаустики, в том числе в Москве. Заслуга Андрея Жарова в том, что он создал краски, которыми можно работать, и не держит свои открытия в секрете.

Андрей Жаров отметил, что книга была написана, чтобы сохранить наработанный материал. Он - иконописец, практик, книг раньше не писал, и поблагодарил Нину Кутейникову за помощь при работе над книгой. Художник признался, что в процессе написания ему удалось выйти на новый уровень в понимании этой техники.

Он рассказал, что известны иконы новгородского письма, в которых применялись восковые краски в XIV веке, техника утрачена была, очевидно, к XVI веку. Не то чтобы энкаустикой в Новгороде писали иконы - воск входил в состав различных покрытий, грунтов. Интерес к энкаустике Россия подхватила с Запада в XVIII веке. Вдохновителем стала императрица Екатерина II, которая читала много французской литературы и таким образом узнала про эту технику. В Эрмитаже не проводились исследования создания лоджий Рафаэля, но Андрей Жаров уверен, что при росписи использовался воск. Надеется, что проведут исследования и определят, что это так. Во Франции энкаустикой очень увлекался Дени Дидро, в Лувре проходила выставка. Позже техника вошла в моду в Англии, потом попала в Россию. Художник рассказал, что проводит мастер-классы, в том числе в Санкт-Петербурге. Недавно в Париже проводил мастер-класс в храме Александра Невского на рю Дарю.

Отвечая на вопрос об особенностях этой техники, о том, что она дает, Андрей Жаров ответил, что распространенная яичная темпера неустойчива к сырости. Мысль об энкаустике возникла в поиске надежного связующего. Используются те же пигменты, но сами приемы техники абсолютно новые. Воск передает внутреннюю жизнь, которая характерна для раннехристианских образов. Мазок восковой краской не расплывается, он фиксирует движение руки художника, фиксирует движение его души. Иконописец может воплотить в иконе то, чем он внутри живет. Советские книги об энкаустике сформировали мнение, что это якобы очень сложная техника. Но водные составы очень легкие, удобные для работы и при этом эффектные.

Светлана Большакова дополнила, что восковые краски не меняют цвет, он сохраняется столетиями. Кроме того, воск отталкивает воду. Масло тоже отталкивает, но при большой влажности возможны трещины, отпадение красочного слоя. Перепады температур на восковую живопись влияют, но не в такой степени, как на масляную.

Нина Кутейникова отметила, что все иконы в этой технике обладают внутренним свечением - редчайшее качество, которое для иконописи необходимо.

Андрей Жаров рассказал, что в книге есть материал о русских художниках XVIII века, которые работали в этой технике. Общедоступной информации о них нет, ее пришлось разыскивать в частных архивах.

Художник Юрий Пименов задал вопрос, чем выигрывает восковая живопись по сравнению с распространенной сейчас силикатной. Андрей Жаров ответил, что это очень разные техники, их сложно сравнивать. У него был опыт работы и с одной, и с другой при росписи храма. Пробовали сочетать силикатное связующее и воск, удалось обогатить свойства силикатных красок. Эти краски изменяют тон при высыхании довольно сильно, добавление воска эту проблему устранило. На вопрос о собственной манере иконописец сказал, что невозможно использовать чужие разработки полностью. Все равно каждый выбирает то, что ему ближе. Из собственных находок - инструмент каутерий, который использовали в древности, это ручка с нагревающимся наконечником. Многие инструменты и материалы можно сделать самостоятельно, а каким образом, рассказано в книге.

Светлана Большакова отметила, что у отца Зинона пигменты - земляные краски, и спросила, использует ли Андрей Жаров более разнообразную палитру. Он ответил, что отец Зинон использовал такие пигменты, следуя древним примерам. Он считал, что чтобы стать настоящим живописцем, достаточно четырех красок. Но в энкаустике применимы все пигменты.

Обсуждалась также тема иконописного канона. Художник подчеркнул, что это не ограничение, а возможность внутреннего раскрытия. Нина Кутейникова посоветовала всем, кто интересуется иконописным каноном, обратиться к трудам архимандрита Зинона. Она рассказала, что Андрей Жаров также успешно занимается мозаикой.

Завершая встречу, отец Александр отметил, что речь шла о книге "Восковая живопись от античности к современности ", но здесь представлена еще одна книга - "Мастерская иконописи Жаровых: энкаустика, восковая живопись". Это альбом, часть работ создана Андреем Жаровым совместно с отцом, основателем белорусской школы иконописи. Альбом двуязычный, на английском и на русском языке. Приобрести обе книги можно в церковной лавке Феодоровского собора и в интернет-магазине.

Встреча транслировалась на YouTube-канале собора и на его страничке "ВКонтакте".

Андрей Жаров - иконописец, кандидат искусствоведения, доцент кафедры церковных искусств СПбДА, автор научных статей по современному церковному искусству и технологии иконописи.

ИА "Вода живая",
06.12.23


Храм Феодоровской иконы Божией Матери в память 300-летия Дома Романовых

191036, Санкт-Петербург, Центральный район, ул. Миргородская, 1 B, литер A

Упоминания в новостях

Все новости >>