Корабли спасения

Источник: www.spbvedomosti.ru
«Санкт-Петербургские ведомости» стали первой городской газетой, которой новый митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский дал обстоятельное интервью.
Корабли спасения

Митрополит Варсонофий (Судаков) занял Санкт-Петербургскую кафедру в марте 2014 года. Он сменил на этом посту 85-летнего митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира , возглавлявшего епархию с 1995 года и ушедшего на покой по личному прошению по состоянию здоровья. Чрезвычайная занятость - ведь по решению Священного Синода, став во главе петербургской паствы, митрополит Варсонофий временно сохранил за собой и должность управляющего делами Московской Патриархии - несколько месяцев не давала состояться этой встрече. Но все-таки она состоялась, и "Санкт-Петербургские ведомости" стали первой городской газетой, которой новый митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский дал обстоятельное интервью.

- Владыка, за полгода, что вы возглавляете митрополию, вы посетили много приходов и монастырей, проводили богослужения в самых разных храмах, вникали в проблемы прихожан. Какое сложилось в целом представление о Петербургской епархии?

- Первые впечатления о епархии очень хорошие - и от прихожан, и от духовенства. Везде, где я служил, прихожане меня встречали с открытой душой. Петербуржцы очень доброжелательные люди, активные и хорошо образованные. Именно поэтому в своих проповедях я стараюсь не говорить о сложном (мне кажется, в сложных философских понятиях прихожане сами неплохо разбираются). Говорю о простых и важных вещах - как очищать свое сердце, чтобы оно принимало благодать Божью. Как заниматься постоянной домашней работой: проснувшись, помолиться, поблагодарить Господа за прожитую ночь, взять благословение на предстоящий день. Как научиться все совершать спокойно, сохраняя мир в душе - и тогда этот мир распространится на семью или на коллектив, если человек на работе.

Объясняю, что помнить о Боге надо в течение всего дня, а когда появляется свободное время - почитать Евангелие, ведь в нем мы черпаем силу благодати. Самое главное - призываю людей ходить в храм, потому что без храма человек не воспитывается. Храм постоянно учит, как правильно жить.

- Вы сказали, что петербуржцы показались вам открытыми и доброжелательными. Однако в общественном сознании россиян главными отличительными чертами ленинградца и петербуржца считаются, напротив, некоторая сдержанность в общении, иногда прагматизм...

- Думаю, излишний прагматизм в принципе свойственен многим нашим согражданам. Беда в том, что у нас исчезает понятие "самопожертвование". Раньше люди больше жертвовали своим ради ближнего. Сейчас на просьбу помочь человек не свое отдает, а ищет того, кто за него это сделает. Так сказать, организует процесс, оставаясь при своих интересах.

И здесь подобное бывало. Приходишь к начальнику-строителю за помощью в строительстве храма, а он говорит: хорошо, пусть губернатор выделит мне участок, я на нем поставлю свой объект, а от прибыли помогу Церкви. Но я же к тебе обратился, а не к губернатору - чтобы именно ты спасался через пожертвование! И так случается повсеместно - ни материальным, ни временем своим, ни личными интересами люди жертвовать не хотят.

Есть и в Петербурге такие любители стрелки переводить. Но в целом все же горожане здесь отзывчивы, к сердцу многое принимают, так что не все потеряно.

- Как вы оцениваете состояние главного "материального актива" епархии - храмов?

- Храмы - они, как люди, все разные. Есть великолепные, в отличном состоянии - Никольский Морской собор, например. Есть немного неряшливые, а есть и такие, что хуже мордовских деревенских. А встречаются отремонтированные, но, к примеру, не сделана вытяжка - и оттого уже закопченные...

Многое зависит от настоятеля, приходского совета. Правильно же говорят: каков поп - таков и приход. Думаю, через год я буду точнее знать, какие приходы более активные, какие менее. Возможно, и кадровые решения последуют. Но пока никаких таких решений принимать не буду.

- Вы известны как сторонник активного строительства храмов и монастырей. Будучи митрополитом Саранским и Мордовским, вы ставили задачу построить церковь в каждом населенном пункте. Существует ли потребность в новых храмах в Петербурге?

- На сегодняшний день существует очевидный дефицит храмов - особенно приходских "шаговой доступности", вместимостью 100 - 150 человек в так называемых спальных микрорайонах, на периферии. Я недавно в Колпине отслужил, так там на 150 тысяч жителей - два с половиной храма (третий совсем маленький на кладбище, на отшибе). А должно быть - как минимум 15 на такое население. Темпы нового строительства храмов необходимо увеличивать.

Это проблема всех больших городов, а в Москве и Петербурге - особенно острая. Но в Москве работает серьезная программа по строительству храмов. К сожалению, в Петербурге такой программы, утвержденной правительством, до сих пор нет. Храмы строятся на средства прихожан, их возведение финансируется с перебоями, поэтому и работы нередко замедляются.

К тому же есть очень серьезная и застарелая проблема - выделение участков под новые храмы. Чтобы пройти все процедуры (а мы их проходим на общих основаниях, как любой другой застройщик), приходится три года хлопотать.

Если вспомнить историю, храмы всегда строились на видном, лучшем месте и являлись украшением для всей округи. Но на сегодня в городе существует множество градостроительных ограничений, установленных федеральным и региональным законодательством, не позволяющих храму занять такое место. А если его поставить на свалке, на окраине, на задворках завода, то кто в него пойдет? Это по большому счету отношение наших сердец к Богу. Если мы не находим для Него места, как же мы собираемся у Него просить Царствия Небесного? Это унижение Бога... А если мы посвящаем Богу многое, то и Господь нам дает благословение, тогда все у нас получается. Вот и доносим на встречах эти простые истины.

Будем хлопотать, искать участки и потихоньку строить храмы.

- Не секрет, что нередко против строительства церквей в "спальных" районах выступают и местные жители...

- Да, мне приходилось с этим много раз сталкиваться в Москве. Была такая ситуация: прихожанин выкупил участок, чтобы на нем построить храм. Вышла группа протестующих. Спрашиваю: почему возражаете? Они: "Нам негде выгуливать собак!". Но это же по закону частная территория, не государственная, не общественная, какие собаки? К тому же храм - это всегда украшение района.

Чаще всего протестуют очень небольшие, но громко выступающие группы людей. Они создают яркий негативный фон. Наши прихожане пытаются доносить истину до протестующих, но их голоса тихи.

- Значительная часть храмов в нашей епархии - старинные. Существует ли программа их реставрации, помогают ли в этом Церкви светские власти?

- Действительно, основная часть храмов в Петербурге была построена до революции и относится к числу объектов культурного наследия. В епархии действует отдел реставрации и сохранения памятников истории и культуры, призванный решать эти вопросы. В 2013 году Архиерейским Собором было принято решение ввести в штат епархий Русской Православной Церкви должности древлехранителя - специалиста, ответственного за сохранение и реставрацию таких объектов. И в нашей епархии также имеется такой специалист.

Восстановление церковных памятников осуществляется как за счет пожертвований, направляемых приходами на реставрацию и содержание храмов, так и за счет бюджетных средств, поскольку помимо духовного значения храмы, находящиеся в государственной собственности, представляют еще и историко-культурную ценность. В Санкт-Петербурге существует городская программа по реставрации памятников истории и культуры, которая реализуется через комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры. В рамках этой программы также предусмотрены средства на ряд памятников религиозного назначения.

- Совершенно особой частью церковной жизни являются монастыри. Как живут они сегодня в епархии? Как удается сохранять монастырский уклад в окружении современной светской жизни, временами очень агрессивной? И справляются ли наши обители с приемом все увеличивающегося потока паломников?

- В Советском Союзе на всю огромную страну было всего 18 монастырей. Сейчас их достаточно: более 800 в Русской Православной Церкви (согласно уставу РПЦ, ее юрисдикция распространяется на лиц православного вероисповедания, проживающих в 15 странах, включая Белоруссию, Украину, Туркмению, Узбекистан, Латвию и даже Японию. - Прим. ред.), около 500 из них в России. Вообще монастыри появились в третьем веке как протест на обмирщение христианской жизни, когда в лоно Церкви, в храмы хлынули язычники, не изменившие своего мировоззрения. Христиане, увидев, как понизился градус церковной жизни, стали уходить от мира - в пустыню, в леса, в пещеры. Стали жить общинами, чтобы на деле исполнять Евангелие, понимая, что в миру это сделать тяжело - много соблазнов, искушений, грехов. От простого христианина монах отличается прежде всего тем, что не имеет своей воли, а живет по послушанию, как ему говорит архимандрит, исполняет то, что поручается. Он не так свободен, как любой христианин. Так закаляется сила воли.

Старинные петербургские монастыри строились на окраинах, теперь они оказались в центре. Безусловно, жизнь монахов в городе сильно изменилась по сравнению со средневековьем. Мир пришел и в монастыри, поэтому сегодня монахам тяжело. Но суть монашеской жизни остается неизменной: служить Богу и людям, свидетельствовать о вере Христовой.

Раньше монахи книги переписывали, создавали библиотеки, школы, сейчас принимают паломников. Новые функции - прежде всего миссионерство. Взять Валаам - сколько туда за год паломников приезжает? Всех надо встретить, накормить, разместить, службу с ними отслужить, побеседовать... Это делают монахи, что вовсе не нарушает ежедневной богослужебной жизни монастыря. Это служение и Богу, и ближнему, исполнение заповедей.

Самый знаменитый и старейший петербургский монастырь - Александро-Невская лавра. Здесь проводят регулярные богослужения, молебны, совершают церковные таинства. При этом в лавру приезжает множество людей со всех концов России и из-за рубежа - паломников и туристов. Братия все время на виду, а это для монаха тяжкий труд и особое испытание. Здесь действует одна из самых активных и известных паломнических служб, которая не только принимает паломников в самом монастыре, но и организует поездки по другим святым местам России и за рубежом. В обители есть три паломнические гостиницы, трапезная и чайная, а экскурсоводы паломнической службы проходят специальные обучающие курсы. Принимают паломников и в Новодевичьем Воскресенском женском монастыре на Московском проспекте.

Люди в большинстве своем приезжают в монастыри, чтобы прикоснуться к святыням, обратиться к Богу, напитать свою душу молитвой, отдохнуть от суеты и получить духовную поддержку и помощь. Недаром Церковь издревле сравнивали с кораблем в бурном житейском море. Монастыри - это тоже корабли, корабли спасения.

- В последние годы в Петербург нередко прибывают мощи и иные святыни со всего мира. Чтобы поклониться им, петербуржцы выстраиваются в огромные очереди. Продолжится ли эта традиция?

- Принесение святынь будет продолжаться. Хорошо, когда верующие могут приложиться к святыням, которые в силу разных обстоятельств (например, из-за удаленности или недостатка средств для паломничества) были недоступны для них. К примеру, в прошлом году в Санкт-Петербург привозили одну из величайших святынь со Святой Горы Афон - Дары волхвов. Не всякий петербуржец соберется в паломничество на Святую Гору, не говоря уже о том, что туда запрещен вход женщинам. А когда такая святыня оказывается рядом - это праздник, благодатная возможность для человека воочию увидеть одну из древнейших реликвий христианского мира, помолиться о своих нуждах. Это целое событие, которое он будет вспоминать всю жизнь.

Замечу только: у нас в каждой епархии и в каждом храме есть свои мощи святых, и к ним очереди нет. Но стоит только привезти чужие мощи - целые тысячи приходят. Я пока этот феномен только изучаю. Почему так люди реагируют? Как они организуются? То ли Дух Святой направляет верующих к мощам... Тем не менее каждый раз происходит очень серьезный духовный подъем. Конечно, мы это поддерживаем, ведь многие молятся более усердно у мощей, с просьбами к святому обращаются. А когда люди просят, хотят верить, когда есть у них такая потребность, будем привозить - и с Афона, и из российских храмов.

- Еще одна возобновленная традиция - крестные ходы, собирающие огромное число участников. Будет ли она развиваться?

- Несомненно. Уже 12 сентября 2014 года в 11.00 состоится очередной крестный ход от Казанского собора до площади Александра Невского, приуроченный ко дню памяти покровителя нашего града, святого благоверного великого князя Александра Невского. Кульминацией станет молебен на площади у памятника святому.

8 октября будет совершен крестный ход в честь 700-летия преподобного Сергия Радонежского. Маршрут будет проходить от станции Сергиево (бывшая Володарка) до Троице-Сергиевой пустыни в Стрельне. Там пройдут главные в Петербурге торжества в честь юбилея преподобного.

4 ноября в день памяти Казанской иконы Божией Матери и в День народного единства в Казанском и Исаакиевском соборах будут одновременно совершены Божественные Литургии, по окончании которых также совершатся крестные ходы вокруг этих храмов.

Крестные ходы не только объединяют людей, но и приводят к покаянию и общей молитве. Что, в свою очередь, всегда способствовало миру и любви среди представителей совершенно разных сословий. Я приглашаю всех жителей и гостей города принять участие в предстоящих торжествах.

- У православной Церкви хорошие отношения с другими традиционными конфессиями. Но есть еще и секты, активно вовлекающие в свои ряды новых адептов и ведущие деструктивную деятельность. Как в епархии ведется работа по противодействию сектам и их влиянию?

- У нас есть миссионерский отдел, который занимается этими вопросами. В духовных школах все это обычно разбирается - что такое секта, в чем их опасность, все это доводится до прихожан.

Но прихожане и так преданы православию, для них это не особенно актуально. Попасть в секту больше рискуют "околоправославные" люди и те, кто вне Церкви - они прежде всего соблазняются. Нам приходится работать уже с адептами, когда они возвращаются в православие. Люди там серьезно повреждаются душой, потом оттуда выходят с отчаянием, много мучаются... Их приходится серьезно реабилитировать, чтобы ввести в лоно Церкви.

Воздействуем прежде всего предупреждениями. Рассказываем, что это за секты, в чем их опасность. Мы их знаем. И знаем, чем они занимаются.

- Считаете ли вы их серьезной угрозой для общественного здравия или же это скорей локальные маргинальные явления?

- Они опасны там, где нет православной Церкви. Секты создают свои общины в населенных пунктах, где нет приходов. А дальше идет по кругу: собрали, сплотили вокруг себя верующих, некоторые из этих верующих проходят во власть, принимают решения, позволяющие деструктивному учению еще распространяться, пропагандируют свои идеи с использованием все более мощных ресурсов... Я такое наблюдал даже в некоторых областных городах. Например, висит растяжка: "Если хотите быть успешным, приходите в нашу церковь". Спрашиваю жителей: как это, почему? "А у нас мэр к ним принадлежит..."

Со всем этим надо тщательно работать. Говорить, объяснять...

- Каким, на ваш взгляд, должно быть место Русской Православной Церкви в современном обществе? Должна ли она публично реагировать на социальные, политические, экономические изменения в стране? Каковы ее взаимоотношения с государством сейчас и какими они вам видятся в идеале?

- Как неоднократно отмечал Святейший Патриарх Кирилл, Церковь сегодня занимает значимое место в жизни общества, хотя по своему внутреннему устройству и предназначению она всегда вне политики. Ведь что такое Церковь? Это все верующие - люди, исповедующие православие. Это и церковные служители - священники и архиереи, и светские граждане - рабочие, крестьяне, чиновники, деятели культуры и искусства, пенсионеры, домохозяйки, учащиеся... И потому мы, живя в обществе, естественным образом связаны с повседневной жизнью людей.

Задача Церкви - служить местом духовного спасения человека, направлять его на этом пути, давать людям нравственные ориентиры. Проблемы общества и проблемы местной политики - это всегда и пастырские проблемы, потому что пастырь должен уметь утешить и ободрить народ.

А идеальные отношения Церкви и государства - это соработничество. Я считаю, что сейчас у нас сложились именно такие нормальные партнерские отношения - ни государство в дела Церкви не вмешивается, ни Церковь в государственные. Ничего другого и не надо.

У нас общая задача - воспитание человека и сопровождение его по земле. С двух сторон опекаем человека: мы заботимся о духовной стороне его жизни, государство о насущном - как человека обуть-одеть, накормить, обеспечить жилищем. Но самое главное в человеке - душа, и Церковь трудится над спасением его души. Государство идет с ним от рождения до могилы, а Церковь доводит до Бога. Нужно жить спокойно, помогая друг другу и людям, чтобы они чувствовали себя увереннее на Земле. А увереннее они чувствуют, когда их жизнь имеет смысл и когда есть вера в Бога.

Государство может способствовать открытию новых храмов, мы можем совместно воспитывать молодые поколения - в том числе в школах. Если будем так жить, то лучшего и не надо. Как говорится, Богу Богово, кесарю кесарево...

- Вы упомянули про школы, где началось преподавание основ религиозной культуры, но разве духовное самоопределение, воспитание подрастающего поколения - не прерогатива прежде всего семьи?

- Конечно, основы веры, как правило, закладываются в семье. Но если семья не религиозна, откуда ребенок может узнать о Православии? Ему нужно дать основы этого мировоззрения хотя бы в школе. Ну как это - ребенок, выросший в православной стране, не знает православия? В этом случае, когда ему предложит верить в свои идеи секта, он растеряется, заблудится.

Чтобы правильно сориентироваться, нужно прежде всего знать, понимать. Это нормально. Если семья не готова воспитывать ребенка, школа должна это делать. А Церковь готова в этом становлении участвовать.

- Последний вопрос: можно ли с точностью сказать, сколько сейчас в Петербурге православных прихожан и как меняется их численность в последние годы?

- Статистику прихожан мы не ведем. Да и как ее вести? Если считать крещеных - то это будет без малого 99% русского населения (при этом кто-то из некрещеных считает себя причастным православию через культуру). Но при этом в храм ходят в разы и разы меньше. А сколько ежедневно молятся, читают Евангелие, постятся, исповедуются и причащаются? Меньше, меньше и меньше...

Но можно с уверенностью сказать, что в храмы с каждым годом приходит все большее число людей. И состав прихожан изменился, стало больше молодых. Выросло количество епархий нашей Церкви (было 60, сейчас 168), численность духовенства.

Но не о цифрах сегодня надо говорить. Сейчас важно, чтобы совершенствовалось качество духовной жизни христиан. Чтобы люди жили религиозной жизнью - общались с Богом через молитву.

Пользуясь случаем, желаю всем православным читателям "Санкт-Петербургских ведомостей" бодрости духа, сил в следовании путем духовного возрождения, регулярного приобщения к церковным таинствам. Тогда и наши праздники, и наши будни наполнятся светом Христовой истины, а для уныния и печали не останется места.

ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

Подготовила Инесса ЮШКОВСКАЯ



Санкт-Петербургская митрополия на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области была образована в 2013 году. Она включает в себя четыре епархии - Выборгскую, Гатчинскую, Тихвинскую (объединяют приходы и монастыри, расположенные в границах Ленинградской области) и Санкт-Петербургскую (приходы и монастыри северной столицы). В Санкт-Петербургской епархии сегодня действует 200 храмов и четыре монастыря. Всего под управлением митрополии находится 368 приходов, 228 храмов, 218 часовен, 15 монастырей.

Темы