Отслужена панихида в урочище Койранкангас

Поездка в урочище Койранкангас - место расстрелов жертв сталинских репрессий, организованная настоятелем храма иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость" на Шпалерной улице протоиереем Вячеславом Хариновым, состоялась 10 октября.

С 2010 года в октябре отец Вячеслав совершает в Койранкангасе панихиду по жертвам массовых репрессий. Внимание к этому месту связано с работой, которую ведет приход: при Скорбященском храме действует Музей новомучеников. Во время поездок поисковики, которых окормляет отец Вячеслав, исследуют почву, делают шурфы в местах, где явно определяются останки человека. Как рассказал руководитель Центра "Возвращенные имена" при РНБ, составитель "Ленинградского мартиролога" Анатолий Разумов, за прошедшие годы найдены останки примерно восьмидесяти человек. Они не эксгумируются, вновь засыпаются землей, их местонахождение отмечается памятным знаком. Системные исследования не проводились, разрешение на это не получено, так что находки можно назвать "случайными".

"Мир безбожный и мир сакральный: из одной ямы достаешь нательный крест и пулю, выпущенную в затылок. Вот эти два предмета - два противоборствующих полюса. На каком-то этапе, временно, побеждает пуля. Но наше присутствие здесь доказывает, что нательный крест - символ спасения и жертвенной любви, которая, может быть, реализуется через два-три поколения. Мы - носители этой любви, свидетели жертвенных страданий, того, что они не были напрасны", - сказал отец Вячеслав в беседе с журналистами.

У поклонного креста была отслужена панихида по захороненным здесь безвестным жертвам.

"Для современной исторической науки важно не событие как таковое, а его связь с общей историей того или иного этноса, - отметил отец Вячеслав в проповеди после панихиды. - Представители новой науки, в частности, французский историк Пьер Нора, говорят о конфликте между историей и памятью. Для меня как священника и для всех нас, верующих людей, важна коллизия. Мы закончили богослужение, пропев "Вечную память". Так что же такое "память"? Пьер Нора утверждает, что "память" и "история" нередко конфликтуют. История опирается только на бесспорные источники: правдивы они или нет, есть ли документальное подтверждение. А памяти все равно, она переводит воспоминания в разряд священных, не подвергающихся уменьшению, девальвации. Это новое и важное мы фиксируем своим приездом сюда. Представители силовых ведомств говорят, что никаких расстрелов репрессированных здесь не было. Но есть память финнов, которые здесь жили: их многочисленные свидетельства натолкнули на мысль приехать сюда и посмотреть. Здесь лежат люди, расстрелянные по технологии НКВД - выстрелом в затылок. Есть и убитые изуверским способом - например, ударом приклада в височную кость или в нос. По спискам "Мартиролога" мы знаем, кто был расстрелян, но не знаем, где кто был похоронен. 30 тысяч человек относятся к тому периоду, когда проводились расстрелы в Койранкангасе. Первый участок был, по-видимому, ближе к Ковалевскому лесу - его исследуют, пытаются мемориализировать, но там мы пока не можем найти расстрелянных. А здесь их находим регулярно. Память делает это место священным, хотя упоминаний в науке пока не существует. Нам достаточно того, что мы можем здесь увидеть. Пьер Нора и другие исследователи ввели понятие "мест памяти". Такие места формируют этническую память. Юрий Лотман писал, что культура - это память. Здесь можно остановиться. От того, что мы помним и как помним, зависят наша культура, наше будущее. Без исторической памяти будущего у народа нет. Если из исторической памяти вытесняются подобные места и события, это невероятно опасно для будущего".

Отец Вячеслав напомнил цифры - за один день 12 декабря 1937 года Сталин и Молотов подписали смертный приговор 3161 человеку. В период "большого террора", с лета 1937-го по ноябрь 1938-го, в нашей стране ежесуточно убивали примерно полторы тысячи человек. Для сравнения, в царской России в период с 1825 по 1905 год было вынесено 625 смертных приговора, из них в исполнение приведены всего 191. За годы сталинских репрессий были расстреляны, если судить по спискам, 800 тысяч человек, из них 692 тысячи только за один 1937 год. "Это был не просто культ личности - это был культ, связанный с жертвоприношением соотечественников", - отметил священник.

Анатолий Разумов подчеркнул, что Койранкангас - такой же спецобъект НКВД, как Левашово в Санкт-Петербурге, Бутово и Коммунарка в Москве, Быковня под Киевом, Куропаты под Минском, Зауральная роща в Оренбурге, 12-й километр в Екатеринбурге, Дубовка под Воронежем, Пивовариха под Иркутском, Сандармох под Медвежьегорском и многие другие. Историк рассказал, что работает над 14-м и 15-м томами "Ленинградского мартиролога", в которых будут упомянуты все расстрелянные в Ленинграде с 1924 по 1936 годы. Вероятно, многие из них лежат здесь. Историк упомянул, что написанная им брошюра про Левашовскую пустошь выдержала уже пятое издание, и поделился планами написать подобную брошюру про Койранкангас.

Участники панихиды осмотрели найденные поисковиками останки. Представители поисковых отрядов пояснили, что открыт только верхний слой, и внизу под обнаруженными останками есть еще останки. Также было подчеркнуто, что в этих местах никакие военные действия не велись, и речь может идти только о деятельности НКВД. Все найденные останки имеют характерную травму черепа - один или два выстрела. В большинстве захоронений никаких предметов, кроме пуль, не обнаружено. Одежда, если она и была, за столь долгое время полностью истлела. Как рассказал отец Вячеслав, большинство найденных за эти годы пуговиц похожи на пуговицы от нижнего белья, хотя один раз были обнаружены остатки шинели или плотной гимнастерки.

У одного из расстрелянных, найденных в этот раз, сохранилась обувь: он был обут в ботинки с калошами, что говорит о его высоком социальном статусе. Калоши были извлечены для исследования и помещения в Музей новомучеников при Скорбященском храме.

Урочище Койранкангас (по-фински Koirankangas - "собачья пустошь", другой перевод - "вересковая пустошь") на Ржевском артиллерийском полигоне под Санкт-Петербургом - место массовых расстрелов конца 1920-х - 1930-х годов. Ржевский артиллерийский полигон существует с конца XIX века. В начале 1920-х годов граница полигона проходила в 5-6 км от станции Ржевка Ириновской железной дороги. В 1927 году границы полигона были расширены, в северном направлении была проложена внутренняя дорога. Полигон использовался как место казни по приговорам ВЧК-ОГПУ-НКВД и захоронения расстрелянных с 1918 года и оставался расстрельным местом как минимум до конца 1938 года. В частности, в ноябре 1937 года здесь были расстреляны политзаключенные Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН), специально этапированные в Ленинград. По предположениям исследователей, здесь захоронены свыше 30 тыс человек. По свидетельствам бывших жителей деревень Киурумяки, Конколово и Лепсари, расстрелы в Койранкангасе происходили с конца 1920-х годов и вплоть до Великой Отечественной войны. В августе 1941-го - апреле 1942 года все жители этих деревень были принудительно эвакуированы по решению Военного совета Ленинградского фронта. После 1948 некоторые из них вернулись, жили в деревне Куйвози, поселке Токсово и других населенных пунктах Ленинградской области.

ИА "Вода живая",
10.10.20