Прошла беседа о раскопках в Петропавловской крепости

Беседа "Пропавшие в годы Гражданской войны. Проблемы идентификации останков, обнаруженных в Петропавловской крепости" состоялась 6 сентября в рамках научно-популярной программы "Дискуссии в Доме Лихачева" Института истории РАН.

Ученый секретарь Музея истории Санкт-Петербурга Ирина Карпенко рассказала, что при строительных работах на Заячьем острове в 2009 году были обнаружены какие-то объекты. Были вызваны археологи. Оказалось, что строители задели расстрельную яму. Сотрудники музея столкнулись с проблемой: никто из них не занимался идентификацией останков. Их эксгумировали и описали. К работе привлекли антропологов, и они пришли к выводу, что останкам около ста лет. Тела не хоронили - они просто падали в яму. Обнаруженные там же стреляные гильзы, как и характерные повреждения от пуль, не оставляли сомнений: это жертвы "красного террора".

Тогдашний директор музея Александр Колякин инициировал работы, объясняя, что факт нахождения останков невозможно игнорировать, необходимы исследования. Раскопки велись несколько сезонов, с 2011 года финансировались из бюджета города.

Были обнаружены 11 могильников за Никольской куртиной, между Зотовым и Головкиным бастионами. Поблизости нет зданий, поэтому место было выбрано для проведения расстрелов.

"Предстояло выяснить, кто эти люди. Никаких документов при них не было, найденные личные вещи не внесли ясность. Например, нательные кресты и медальоны говорят лишь о том, что большинство погибших были православными", - объяснила Ирина Карпенко.

Задача усложнялась тем, что кости были перемешаны и у многих скелетов отсутствуют черепа. Важно было определить половозрастной состав, найти особенности, которые помогут установить личности погибших. Сохранившиеся черепа позволят набрать материал для компьютерной реконструкции лиц.

Сложность в том, что нет документов, позволяющих точно сказать, кто именно был расстрелян в Петропавловской крепости. До 1917 года в Трубецком бастионе, служившем тюрьмой, велась документация. Ее вели и какое-то время после октябрьских событий - до января 1918 года. Многочисленные "списки расстрелянных в Петропавловке", которые публикуются в Интернете, на документах не основаны, это фантазии составителей.

Основной материал - свидетельства людей, которые содержались в тюрьме Трубецкого бастиона, но потом их выпустили. Но все говорят о втором этаже бастиона, никто не знает, что было на первом. Сохранились прошения от организаций выпустить арестованных специалистов, но этот источник неточный. В архивах документы выдают только по конкретному запросу.

Исследователи пришли к выводу, что погибших не менее 160 человек. Основная группа - мужчины 30-40 лет, много военных - об этом говорят фрагменты шинелей, пуговицы. Найдены останки десяти женщин. Есть останки мужчин примерно 20 лет, около 30 человек - предположительно восставшие юнкера Владимирского училища. Собран генетический банк данных. Реконструированы несколько лиц, но изображения пока не опубликованы.

Сотрудница музея подчеркнула, что "красный террор" - это самоназвание, а не определение, придуманное врагами советской власти. Новая власть не стеснялась того, что проводит террор, в "Красной газете" публиковались списки заложников.

Были идентифицированы останки шестнадцати человек, расстрелянных 13 декабря 1918 года. У некоторых нашлись родственники. Останки этих людей можно захоронить.

На вопрос главного научного сотрудника Института истории РАН Юлии Кантор, реабилитированы ли эти люди в 1990-е годы в связи с пересмотром дел, Ирина Карпенко ответила, что да, но особенность в том, что их даже ни в чем не обвиняли. Сохранились протоколы допросов, свидетельствующие, что людей просто спрашивали, знают ли они такого-то и такого-то человека. Читать эти протоколы страшно: люди свободно отвечали на вопросы, не понимая, что им грозит.

Доцент РГПУ Юлия Балакшина, которая была волонтером на раскопках, задала вопрос об увековечении памяти погибших. Ирина Карпенко ответила, что на втором этаже Трубецкого бастиона уже несколько лет развернута экспозиция "Без суда и следствия" с параллельными текстами на русском и английском языках. Вопрос о памятном знаке находится в компетенции властей города. Что касается места захоронения опознанных жертв, предположительно это будет бывшее Преображенском кладбище, ныне памяти жертв 9 января. Что касается великих князей Дома Романовых, по свидетельствам современников, расстрелянных в Петропавловской крепости, то их прах не обнаружен - это должны быть четверо мужчин в возрасте примерно шестидесяти лет. Возможно, останки будут найдены, но с такой же долей вероятности тела могли увезти.

Программа Санкт-Петербургского института истории РАН "Дискуссии в Доме Лихачева" посвящена обсуждению новых монографий и исследований сотрудников института и иных научных и образовательных учреждений с целью их популяризации.

ИА "Вода живая",
06.09.22