Проведена дискуссия, посвященная 100-летию подвига петроградских новомучеников

Дискуссия "Кампания по изъятию церковных ценностей: взгляд через столетие" прошла 18 марта в выставочном комплексе "Россия - моя история". В ней участвовали проректор СПбДА протоиерей Константин Костромин, хранитель музея Александро-Невской лавры Роман Катаев, автор альбома-исследования о священномученике Юрии Новицком Никита Гольцов.

Старший сотрудник парка "Россия - моя история" Иван Петров отметил, что дискуссия призвана рассмотреть тему как с церковной, так и светской точек зрения, актуализировать эти вопросы и показать исторический фон, на котором проходили события. Предлогом к изъятию церковных ценностей в 1922 году стал голод в Поволжье. Эта территория была одной из самых "хлебных" в стране, но была разорена войной. В середине июня 1921 года был создан международный комитет помощи голодающим (Помгол). Вскоре создается и схожий советский комитет, который был призван наладить отношения между советскими органами и иностранными государствами, стремящимися оказать помощь. В то же время к верующим обращается и Святейший Патриарх Тихон. В обращении говорилось, что Россия много раз помогала верующим и другим странам, и теперь она обращается с протянутой рукой к другим государствам, прежде всего христианским. Это призыв не был услышан, и 23 февраля 1922 года начинается кампания по изъятию церковных ценностей. Патриарх Тихон не выступал против изъятия, но призывал к бережности в этом вопросе. Власти прибегали к помощи священников-обновленцев. Вопреки сложившемуся мнению, что сопротивлялись изъятию церковных ценностей в основном крестьяне, сопротивление оказывали рабочие заводов, в частности, Путиловского. Иван Петров напомнил о событиях в Шуе, когда власти открыли стрельбу по крестному ходу. Он также отметил, что пока более 20 томов, посвященных Петроградскому процессу, не изданы.

"Для государства было важным не допустить, чтобы Церковь помогала в борьбе с голодом и была в восприятии людей светлым явлением, - сказал протоиерей Константин Костромин. - Поэтому Ленин в своей известной телеграмме написал, что, пользуясь именно нынешним моментом, когда такой голод, что люди готовы есть друг друга, необходимо со всей бешеной энергией изъять церковные ценности - прежде всего с целью ударить по Церкви. То есть голод был использован как предлог, чтобы достичь других идейных и прагматических целей. В конце 1917 года все средства, которыми Церковь пользовалась как поступавшими из госказны напрямую, были сосредоточены в Фонде заработной платы, который на 2/3 кормил духовенство - фонд Святейшего Синода, который был государственным. Также некоторые деньги перечислялись напрямую из императорской казны, плюс к тому каждый храм обязан был иметь банковский счет, который был застрахован государственной компанией. Это все живые деньги, которые в большей части "сгорели" в 1917-18 годах, те, которые не сгорели, оказались конфискованы советским правительством. Таким образом, финансовые средства у Церкви отобрать было невозможно, потому что их не было. Церковь перестраивала финансовую систему по мере того, как государство обрезало все возможности финансирования, и смогла сама себя обеспечить, возложив финансирование на собственных прихожан. Это было общее решение, и здесь возникла организация, сыгравшая важнейшую роль в истории Петроградского процесса, - Общество православных приходов Петрограда, которое стало центром удара властей. И все люди, которые в конечном счете пострадали и были судимы на Петроградском процессе, активно создавали эту организацию и руководили ею", - сказал отец Константин.

Он отметил, что удар был нанесен по чувствам верующих - у них изымались святыни, которые они привыкли почитать, и драгоценности, которыми они украшали эти святыни. Ценности можно разделить на первичные и вторичные: риза на иконе или драгоценные камни представляют вторичную ценность, а первичной является сама икона, которая неочевидно является материальной ценностью. А есть предметы, которые представляют первичную ценность, - то, что сопровождает Таинства Церкви, например, евхаристические чаши. Митрополит Вениамин (Казанский) был вынужден решать эти острые вопросы, хотя занимал принципиально аполитичную позицию. К 1919 году деятели Церкви осознали, что большевики пришли к власти, и это - новая реальность, с которой приходится мириться. Так, Патриарх Тихон, в первых посланиях довольно жестко отзывавшийся о большевиках, к 1919 году сменил тональность, стал подчеркивать, что Церковь вне политики, не делит людей на "белых" и "красных", потому что окормляет и тех и других. Митрополит Вениамин в 1919 году оказался одной из самых "молчаливых" фигур, советской власти придраться к нему было очень сложно. Но первые советские прокуроры умудрились из ничего сделать не просто обвинительный, а расстрельный приговор. Таким образом, целью процесса стала сама Церковь.

Никита Гольцов в своем выступлении рассказал о биографии священномученика Юрия Новицкого и его роли на Петроградском процессе. Когда начался голод в Поволжье, юрист Юрий Новицкий активно стал искать возможность оказать помощь голодающим, в епархии начался сбор средств, но вскоре помощь Церкви была запрещена государством. 23 февраля 1922 года вышел декрет об изъятии церковных ценностей, и позиция Новицкого изначально была в том, чтобы действовать на условиях, предъявляемых государственной властью. Как юрист он понимал, что Церковь лишилась права собственности, все имущество переходило государству, а Церковь могла только пользоваться им. Он считал, что отдать можно все, в том числе и богослужебные сосуды. Патриарх Тихон призвал жертвовать подвески, украшения на иконах, драгоценный лом, но выразил однозначную позицию в отношении богослужебных предметов. Митрополит Вениамин хотел придать всей акции добровольный характер со стороны Церкви, а не характер принудительного изъятия. Но риторика власти свелась к тому, что никакие компромиссы невозможны, что еще раз доказывает, что цель кампании - разгром Церкви. Возник раскол Церкви изнутри. В результате на скамье подсудимых на Петроградском процессе, судебном деле против православного духовенства и мирян, оказались 87 человек. Новицкий был приговорен к расстрелу. На архиерейском соборе Русской Православной Церкви в 1992 году Юрий Новицкий был канонизирован в лике мучеников и стал одним из первых святых в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Хранитель музея Александро-Невской лавры Роман Катаев отметил, что, чтобы прочувствовать эпоху, важно прикоснуться к вещам, которые пришли к нам из нее. Он рассказал о выставках, посвященных процессу изъятия церковных ценностей и судебному процессу, по которому проходили участники. Такая выставка открылась недавно в Музее истории Санкт-Петербургской епархии. Летом планируется открытие выставки в музее-древлехранилище Александро-Невской лавры. На ней будут представлены изъятые ценности, документы и письма, личные вещи фигурантов дела, протоколы допросов и многое другое.

В 2022 году исполняется 100 лет кампании по изъятию церковных ценностей и Петроградскому процессу против православного духовенства и мирян. Кампания стартовала в начале 1922 года под предлогом сбора средств в пользу голодающих в Поволжье. Государственные власти использовали кампанию помощи голодающим для реализации собственного плана по ослаблению Православной Церкви. Президиум ВЦИК 2 января 1922 года принимает постановление "О ликвидации церковного имущества", а в феврале выходит постановление "Об изъятии церковных ценностей для реализации на помощь голодающим". В ряде мест происходили конфликты между красноармейцами и частями особого назначения и верующими (особенно крупные в Шуйском уезде Иваново-Вознесенской губернии). Летом 1922 года в Петрограде прошел процесс против духовенства и верующих епархии, обвиненных в противодействии изъятию ценностей. В результате процесса в середине августа 1922 года были расстреляны митрополит Петроградский Вениамин (Казанский), архимандрит Сергий (Шеин), юристы Юрий Новицкий и Иван Ковшаров. В 1992 году они были канонизированы.

ИА "Вода живая",
18.03.22


Упоминания в новостях

Все новости >>